ДЕКАБРЬ. Параллели из детской пряжи

Rimma Vanya

Звонок от Риммы Ивановны:

— Татьяна Михайловна, можно я сегодня на занятия не приду? Не могу уйти с работы. Ребёночка привезли из семьи. Он плачет непрерывно, в шоке от того, что в больнице оказался. Бабушка его сдала, так как мама угодила в больницу. То ли СПИД, то ли туберкулёз в острой стадии. Мальчонке 11 месяцев, горе такое…

Конечно Римме Ивановне пришлось пропустить занятие на курсах младшего медперсонала. Она сдала смену Татьяне Тюленевой, которая после курсов, отправилась совершенно для себя неожиданно, в ночь, чтобы утешать малыша, заботиться о нём, никак не понимающем, отчего он вдруг оказался в незнакомом месте с чужими тётями. С чужими, которые, впрочем, вскоре стали ему роднее его родных… Ваня быстро привык. А мы никак привыкнуть не можем к тому, что вот так распоряжается судьба маленькими жизнями.

Параллельно Ванечке в другой больнице в это же время находилась также 11- месячная пациентка с очень похожей судьбой. Тоже изъята из семьи, тоже мама в больнице с диагнозом: СПИД в сочетании с туберкулёзом… И Ваня, и Соня в дополнение к лечению ОРВИ и бронхитов прошли обследование на туберкулёз и ВИЧ. Пока все ждали результатов анализов, малыши находились под нашей неусыпной заботой. Светлана Ивановна, Татьяна Игоревна, Римма Ивановна, Татьяна Рашитовна и Лариса Романовна круглые сутки, сменяя друг друга, заботились об этих «параллельных» детишках, не забывая, конечно, и одиноких малышей из других палат.

А Мария Михайловна с Мариной Геннадьевной — привыкали к ВИЧ-отделению, куда вышли работать с начала месяца.

…И готовились встречать Соню и Ваню. Параллельные прямые не пересекаются, если не брать во внимание Лобачевского. На этот раз так и получилось. Лобачевский отвернулся, и анализ на ВИЧ подтвердился только у Сони. Ванюшка, избавившись от бронхита, дождался бабушек, которые забрали его домой. А вот Соня приехала в «3-ю Инфекцию» в ДГКБ № 8.

Никогда мне не забыть моих диалогов со Светланой Ивановной:

— Ох, говорят, что у Сони туберкулёз подтвердился (чуть не плачет).

Через день с радостью:

— Нет, всё сплетни, нет у неё туберкулёза, слава богу! И зачем только зря чешут языками!

Но вот, прошло несколько дней (погасший от расстройства, всегда такой звонкий, голос):

— ВИЧ подтвердили! Ох, Бога не боятся эти мамочки безголовые… Не жалеют своих ребятишек, не жалеют… Ну как так можно-то! Такую малышку, неужели не жалко!

И на следующий день, уже Татьяна Барбашина, из машины Скорой помощи, энергичная, но мрачная:

— Всё, везу нашу красавицу к Марье Михайловне и Марине. Дообследуют там, терапию назначат. Ооох.

Увезла Сонечка с собой приданое, которое передала ей мама другой Сонечки, растущей в любящей семье, мама, у которой сердце вмещает не только своего ребёнка, но и тех, кто обделён материнской заботой. Она принесла нам игрушки, одёжки, детское питание…

— Мне говорят, зачем ты это делаешь, у тебя, что, с твоей Соней забот мало? Любовь лишняя что ли? А я так думаю, чем больше любишь своего ребёнка, тем больше любви можешь отдать и другим. И наоборот. Любовь ведь только умножается, когда её отдаешь кому-то?

…Ждёт ответа, на свои слова, которыми продолжает спор с кем-то, равнодушным и жадным до любви. И укладывает в коробку маленькие розовые носочки.

— Вот, смотрите: это носочки из детской пряжи. Такая специальная есть, особенно нежная. Это для вашей Сонечки. Пусть ножки греет…

Вот такая ещё получилась параллель. Нежная и добрая, как детская пряжа…

Читайте еще