ПЫТКИ, ПЫТКИ, ПЫТКИ… Дело Бунтова

Buntov

Сразу после того, как стало известно, что одного из самых неоднозначных заключенных России Виталия Бунтова  из Соликамска, где он отбывает 20-ти летний срок за убийство направляют в Челябинскую область, в Уральскую правозащитную группу обратилась жена Бунтова Ирина с просьбой о помощи в получении информации о муже, а также об оказании содействия в посещении его адвокатом, который мог бы контролировать состояние его здоровья и условия содержания, принимать его жалобы и просьбы, консультировать его по правовым вопросам.

Нам стало известно, что Бунтов переведён «на тюремный режим», в Верхнеуральскую тюрьму, в ведение Челябинского ГУФСИН, который возглавляет именно тот человек, который занимал ту же должность в Тульской области, когда там в одной из колоний Бунтов и был подвергнут «самой ужасной форме преднамеренного жестокого обращения – пыткам».

Пытки, пытки, пытки…

Актуальная тема на протяжении последних лет в России, а уж в последние дни – эта тема вообще на информационном пике.

Однако, дело Бунтова – старое. Помните хабаровского парня – спортсмена-чемпиона-бизнесмена, осужденного на пожизненный срок по скроенному наспех делу об убийстве, где в обвинении не сходятся никакие концы ни с какими концами? (В день убийства Бунтов В.М. находился в другом городе; Бунтов В.М. не знал убитую, у него было 100 % алиби и никаких мотивов убивать наркоманку; он был обеспеченным предпринимателем, не нуждался в деньгах, чтобы совершить разбой; протокол допроса с, якобы, признательными показаниями Бунтова сфальсифицирован; в квартире убитой не было отпечатков пальцев Бунтова; на пистолете, вменяемом Бунтову, не было отпечатков его пальцев; экспертиза не нашла на одежде Бунтова отверстий и продуктов огнестрельного выстрела; пистолет, вменяемый Бунтову В.М., у него не изымался; убийца был левша, оговоривший Бунтова подозреваемый, на кроссовках которого нашли кровь убитой, тоже был левша, Бунтов же – правша… И ещё, ещё, ещё.)

Скорее всего, вы ничего этого не помните. Это было аж в 2002 году. Его потом ещё по кассации «отпустили» с пожизненного на 25 лет. А потом…

Потом его страшно пытали. Ну, это вы должны помнить: вырванные ногти, которые, ползающий в крови по полу камеры, избитый почти до смерти зэк, собрал и припрятал, а потом передал на свидании матери. И эти вырванные ногти были приняты в Европейском суде в качестве доказательства пыток. (Не прошло там возражение российского государства, что это был, якобы, ногтевой грибок)…

Вообще-то в деле Бунтова есть решение Европейского суда в его пользу. И даже в сентябре 2019-го Комитет Министров Совета Европы потребовал исполнения этих решений, потребовал «безопасности и медицинской помощи заключенному Бунтову Виталию Маратовичу».

В деле Бунтова, кроме разумного решения ЕСПЧ, абсурдного первого приговора, странного кассационного, есть и приговор от 2015 года за «заведомо ложный донос» (5 лет к основному сроку) за то, что, якобы, не били и не истязали Бунтова в колонии, а те побои дубинкой, фото следов которых на теле заключенного обошли весь интернет, были нанесены ему по его сговору с одним из осужденных. И в суде по «ложному доносу» этот приятель признался, что бил Бунтова по его же просьбе. (Ну, мы понимаем, как «добровольно» осужденные свидетельствуют в судах и «за», и «против»).

В чем же дело, почему молодой амбициозный бизнесмен, спортсмен и чемпион попал в жернова судебной системы и вот уже 18 лет борется с ней за свободу, доброе имя, здоровье?

Кому-то перешёл дорогу, кто-то позавидовал единственному на тот момент в Хабаровске внедорожнику, кто-то покусился на деньги, накопленные на новую квартиру? Или просто подвернулся удобно под нечистоплотную руку? Сейчас это трудно вспомнить и понять.

Но вот причина пыток понятна, актуальна и опасна даже сейчас.

Когда Бунтов начал отбывать наказание в ИК-13 г. Хабаровска, его пытались завербовать в свои ряды лидеры организованного преступного сообщества «Дальневосточный общак». Под покровительством руководства колонии ОПС изготавливало холодное оружие и наркотики. Когда Бунтов наотрез отказался сотрудничать с бандитами, ему были переданы реальные угрозы о расправе не только с ним, но и с его семьей. Семье пришлось спешно покинуть Дальний Восток.

ФСИН России игнорировала наличие реальной угрозы жизни, родственники Виталия получали многочисленные ответы, что угроза не подтвердилась. Только в результате личного вмешательства тогдашнего Председателя Совета Федерации, руководство ФСИН признало факт угрозы, и Бунтова перевели в ИК-1 г. Тульской области с формулировкой «Фигурант нуждается в обеспечении безопасности,…имеется реальная угроза со стороны ОПС «Общак» Дальневосточного региона».

Узнав о его тренерской квалификации по тяжелой атлетике и боевым искусствам, один из сотрудников колонии предложил ему сотрудничество. Так Виталий узнал, что в колонии действует националистическая организация, состоящая исключительно из этнических русских. Их роль состояла в том, чтобы избивать или убивать осужденных, которые выступали против администрации, или тех, кто имел влиятельных врагов за пределами колонии, или же тех, кто отказывался платить деньги администрации. Бунтову предложили стать киллером. За выполнения спецзаданий, связанных с убийствами и пытками заключенных, выбиванием из них нужных признаний и денег ему были обещаны документы на чужое имя и освобождение по истечении 5 лет.

Очередной раз отказавшись от всякого сотрудничества с преступниками, Бунтов был изолирован в одиночную камеру. Именно там ему отбили голову и почки, загоняли под ногти загрязненные швейные иглы, а потом и вовсе вырвали все ногти на руках и ногах. И вот тут истязателей подвёл принцип под названием «не царское дело». Убирать камеру, залитую кровью, было велено самому запытанному зэку. Тогда, ползая по полу, Бунтов спрятал несколько вырванных у него ногтей…

После появления в СМИ информации о существовании тайной организации с фашистским уклоном в государственном учреждении и пытках заключенных в ИК-1 г. Донской, Бунтова попытались ликвидировать – его пищу отравили, несколько часов подряд у него не прекращалась рвота с кровью, причем медицинская помощь в течение длительного времени не оказывалась. Виталий Бунтов чудом остался жив.

Это было в 2010 году, а в мае 2012-го Европейский суд единогласно Постановил, что в январе – феврале 2010г., в ИК-1 г. Донской Тульской области, тюремная администрация подвергла Заявителя жесточайшим издевательствам, а также, что расследование этих пыток властями было неэффективным. Суд отметил, «… что он нашел два нарушения ст. 3 Конвенции в данном деле; в частности, он пришел к выводу, что Заявитель, в колонии, был подвергнут самой ужасной форме преднамеренного жестокого обращения – пытки…», «…травмы, полученные заявителем, были результатом обращения, на которое он жаловался и за которое Правительство несло ответственность» Cаse #27026/10 §§167, 161. «Уровень описанного заявителем насилия, изощренность его способов и узаконенный характер не укладываются в голове, по крайней мере, в цивилизованном обществе» /10 §160. (Постановление по делу #27026/10 «Buntov v. Russia»)

Решение Суда вступило в силу через 3 месяца, и все последующие годы сам Бунтов, его семья и его адвокаты шлют информацию про новые пытки и репрессии, которым подвергается Виталий Бунтов за свои жалобы в Комитет Министров СЕ. Все документы публикуются на его, Комитета, официальном веб-сайте.

Сразу после того, как стало известно, что В.М. Бунтова направляют в Челябинскую область, к нам в Уральскую правозащитную группу обратилась жена Бунтова Ирина с просьбой о помощи в получении информации о муже, а также об оказании содействия в посещении его адвокатом, который мог бы контролировать состояние его здоровья и условия содержания, принимать его жалобы и просьбы, консультировать его по правовым вопросам.

Мы заключили соглашения об оказании юридической помощи Бунтову с адвокатами Е.О.Горошко и Е. И. Окуневой. При посещении ими В.М. Бунтова в ФКУ Т-1 г. Верхнеуральска, они приняли лично от него жалобы и обращения, в которых подтвердилась информация том, что в отношении Бунтова действительно применяются методы, нарушающие его права и создающие условия отбывания им наказания, противоречащие международным нормам содержания заключённых, признаваемые Российской Федерацией. Если охарактеризовать эти условия одним словом, то они – пыточные.

Дальше – выдержка из Справки, которую направила Уральская правозащитная группа в КСМЕ:

… «Мы обратились с письмом к Начальнику ГУФСИН России по Челябинской области генерал-майору внутренней службы Бранту В.А. В письме мы предложили ему как должностному лицу, непосредственно отвечающему за соблюдением прав человека в тюремной системе Челябинской области, провести служебную проверку обстоятельств, касающихся условий содержания осужденного Бунтова. Также мы выразили готовность участвовать в объективном исследовании ситуации, вплоть до выезда в учреждение и встречи как с администрацией Т-1, так и с самим Бунтовым В.М. Однако к своему ответу на наше обращение генерал подошел формально и изложил нам официальную версию, взятую из отчетов своих чиновников и псевдо правозащитников, которые посещали Бунтова в тюрьме. Ознакомившись с ответом начальника ГУФСИН мы пришли к выводу, что действия ГУФСИН по формированию Отчета России для КМСЕ конструктивного характера не носили и лишь подтверждают доводы, указанные в жалобах самого осужденного, его адвокатов и его жены.

Таким образом, можно сделать вывод, что ГУФСИН Челябинской области при подготовке отчета о мерах, направленных на обеспечение безопасности Бунтова В.М., был озабочен не действительным исправлением положения В.М. Бунтова в пенитенциарном учреждении, а, напротив, имел своей целью скрыть истинное положение вещей.

  1. В комиссию не были включены независимые правозащитники, имеющие большой опыт работы с пенитенциарной системой.
  2. Не были должным образом проведены медицинские обследования.
  3. Прокуратура устранилась от настоящего объективного расследования нарушения прав осужденного Бунтова В.М.» …

Что сейчас?

По делу Бунтова работают два адвоката. Каринна Москаленко – в Европе и Екатерина Окунева на месте.

В Европе ждут открытия сессии КМСЕ и рассмотрения дела Бунтова по пыткам.

На месте в работе два дела. Одно — против медицинской фирмы, которая, по мнению Бунтова, не провела должным образом его медицинское обследование, проигнорировав многочисленные нарушения здоровья в результате тюремного заключения и пыток. И – второе, главное, — надзорная жалоба в Верховный Суд по основному приговору, тому, с которого все и началось: и лишение свободы, и пытки, пытки, пытки…

Фото: Роман Качанов

PS

К Бунтову прикреплены два наших адвоката Евгений Горошко и Екатерина Окунева. Екатерина Окунева выиграла дело в Магнитогорском городском суде по поводу недостаточного оказания медицинской помощи этому заключенному. В свое время Виталий обратился за проведением независимых медицинских обследований в частную клинику. Обследования были проведены. Как он считает, с нарушениями, т.к. клиника, расположенная в непосредственной близости от тюрьмы, находилась под давлением тюремного ведомства. С нашей точки зрения, обращение Бунтова и его родственников в эту клинику было грубой ошибкой. Но, тем не менее, мы вступили в дело, и наш адвокат Екатерина Окунева добилась назначения новой экспертизы уже в Москве. Тем временем, в Челябинском кассационном суде рассматривалось дело  о незаконном применении к Бунтову на тюремного режима. И это дело тоже было выиграно при участии нашего адвоката Евгения Горошко. Виталий Бунтов этапирован из тюрьмы г. Верхнеуральска Челябинской области в г. Соликамск по месту основного отбывания наказания. Наше участие в деле Бунтова, таким образом, практически завершено. Осталось его дело в Европейском суде по правам человека, которое много лет ведёт известный правозащитный адвокат Каринна Москаленко. Мы предоставили множество документов, доказывающих именно то, что предъявляет России Виталий Бунтов: отсутствие доступа к врачебной и, ранее, юридической помощи. Рассмотрение же в Верховном суде РФ его основного дела, по которому его обвиняют, как он считает не справедливо, в убийстве, находится на стадии обращения в Президиум Верховного суда. В нашу команду защитников Бунтова на стадии Президиума ВС вступил патриарх российской адвокатуры, член Президентского Совета по правам человека Юрий Костанов. Он изучил кассационную жалобу, которую составила Е. Окунева, одобрил её и решил внести дополнении и свои соображения. Таким образом, мы передали дело Бунтовав в руки специалиста высокого класса и считаем свою задачу по оказанию помощи Бунтову в защите его прав выполненной.

 

 

Читайте еще