ДЕЛО МАРИНЫ РАДЧЕНКО. НАДЕЖДА

Nadezhda in prison

В самом конце сентября пришло радостное известие о том, что в Европейском суде по правам человека коммуницирована жалоба давнишней клиентки нашей «Правовой неотложки» Марины Радченко. Эту жалобу мы подали 9 лет назад. Поэтому стоит напомнит её суть.

Муж Марины, отбывая наказание в одной из колоний Челябинской области, был помещен в тюремную больницу (ФБУ ЛИУ-3), где умер. Когда Марина получила тело, она обнаружила, что муж, скорее всего, умер насильственной смертью. На свои вопросы и жалобы она получала циничные отписки руководства больницы и прокуратуры. После ее обращения к нам, мы встретились, обсудили стратегию ее действий, направляли их, помогали.

Перед привлечением адвоката для подачи дела Радченко в Европейский суд по правам человека Уральская правозащитная группа, провела анализ материалов дела Марины Радченко по поводу ее претензий к правоохранительным органам Российской Федерации в связи со смертью ее мужа Радченко Андрея Юрьевича в учреждении ЛПУ-№СТБ Челябинского ФСИН России. Анализу подвергнуты следующие материалы: (переписка Радченко М.Р. с различными правоохранительными структурами Российской Федерации, постановления районной и областной прокуратуры, постановления судов, Следственного комитета, ответы руководителей учреждений Челябинского ГУФСИН, материалы медицинских служб, заявления родственников Радченко А.Ю. и прочие — всего 842 листа). Анализ ставил своей задачей выявление соответствия деятельности правоохранительных и правоприменительных структур России, участвовавших в этом деле, действующему на тот момент законодательству Российской Федерации, оценку действий заявительницы и консультирующей ее Уральской правозащитной группы.

Результаты анализа

  1. Действия Прокуратуры Металлургического района г. Челябинска и вышестоящей прокуратуры Челябинской области не соответствовали Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.2992 №2202-1-ФЗ, поскольку нарушали требования ст. 21 данного закона.
  2. Действия Следственного Комитета РФ проводились с грубыми и постоянными нарушениями Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» от 28.12.2010 №403-ФЗ, поскольку нарушали статью 11 этого закона.
  3. Действия судов, рассматривавших жалобы Радченко М.Р., определение и постановление, принятые ими, соответствовали законом Российской Федерации.
  4. В результате действий должностных лиц прокуратуры и Следственного комитета были нарушены конституционные права гражданки Радченко М.Р., а именно права, предусмотренные статьями 17, 21, 45, 48, 52, 53 Конституции РФ.
  5. Действия гражданки Радченко М.Р. и консультировавшей ее Уральской правозащитной группы можно квалифицировать как правильные и последовательные: заявления, жалобы и ходатайства посылались ими в соответствующие тому инстанции, без пропуска очередности, в нужной последовательности. Верным было и обращение в Европейский суд по правам человека.

Дело Марины Радченко готовила к подаче в ЕСПЧ Надежда Ермолаева (на фото) – московский адвокат, которая тогда работала с нами по нескольким делам в наших проектах по защите прав человека.

Вот Надино письмо, которое получил руководитель Уральской правозащитной группы Николай Щур в сентябре 2011 года накануне отправки дела Радченко в ЕСПЧ:

«Николай Алексеевич,
в приложении по делу Радченко — жалоба и сопроводительное письмо, направленные в Суд (Суд подтвердил их получение). Также прикладываю справку по делу на английском. Прошу прощения, что не сделала это вчера… у меня был очень напряженный допрос подзащитной в ФСБ, в течение 6 часов. После этого, я приползла домой, прилегла на 10 минут и уснула на 15 часов… утром обнаружила ребенка, который тоже заснул рядышком :)»

…И вот теперь нам сообщили нам, что дело Марины Радченко прошло коммуникацию в ЕСПЧ и до середины января Марина должна была принять решение идти «на мировую» или доказывать в суде виновность российской пенитенциарной системы в насильственной смерти её мужа. Мы вместе с адвокатом Надеждой Ермолаевой продолжили сопровождать это дело.

В начале января 2021 года Марина вместе с Надеждой приняли решение продолжать бороться в ЕСПЧ против тюремной системы и пыток в Российских тюрьмах.

Вот краткое изложение дела Радченко, отправленное ранее в ЕСПЧ (на английском языке):

 

The case of

Marina Radchenko v. Russia

(application no. 60246/11; lodged to ECtHR on 22 September 2011)

Summary

The case concerns the applicant’s complaints to the death (possibly murder) of her husband while staying in custody and further inadequacy of the investigation conducted by the authorities of Russia into the circumstances of the death. Pursuant Article 125 of Russian Criminal Code of Procedure (CCP) he applicant appealed to the national courts alleging the ineffectiveness of actions of investigative authorities. The Metllurgicheskiy district Court of Chelyabinsk city granted the applicant’s appeal, this decision was upheld by the court of te second instance. Despite this, the criminal investigation was never opened by the investigative committee. This illustrated the general ineffectiveness of the legal mechanism introduced by Article 125 CCP.

Circumstances of the case

On 8 December 2008 the applicant’s husband Mr.A.Radchenko was found guilty and sentenced to 9 year imprisonment. He was serving his term of imprisonment in penitentiary institution of severe regime.

On 12 December 2009 Mr. Radchenko was put into hospital. On 22 December 2009 he died. When the applicant arrived on 24 December to take his corp she was forced to sign a paper stating that she has no complaints towards the administration and stuff of medical institution, the corp of Mr. Radchenko was handed over to her in the closed coffin. When the applicant opened the coffin she found that there were many wounds and bruises on the corp, a regular square piece of skin was cut from his ankle and round regular wounds under the knees. The body was put to morgue of the town of Zlatoust, the applicant fixed all the wounds on video and addressed immediately to the investigative authorities. However no immediate reply was received and on 30 December 2009 the body of Mr. Radchenko was buried.

For several months tha applicant tried to initiate criminal proceedings and investigation into the death of her husband. However her appeals were refused. The authorities proposed different explanations to the wounds and bruises of the body of Mr. Radchenko (sometimes they proposed that the wounds were inflicted after the death by the rats, or in course of transportation of the body, etc.)

On 3 February 2011 the Metallurgicheskiy district Court of Chelyabinsk granted the applicant’s appeal against the refusal of investigative authorities to open criminal proceedings into the death of her husband. The Court underlined that the actions conducted during the pre-investigative check were ineffective and the explanations provided by the investigator were irrelevant. It was also stated that relevant reasons of death of Mr. Radchenko can be established in course of the criminal investigation. The prosecutor’s office appealed against this decision, however on 22 March 2011 the  Chelyabinskiy district court upheld the decision of the court of the first instance and rejected the prosecutor’s protest.

Despite this, on 8 July 2011 the applicant was notified that on 21 April 2011 the investigator issued a ruling refusing the applicant’s request to open criminal proceedings.

Alleged violations of the Convention

The applicant alleges that Articles 2 (right to life) and 3 (right not to be subject to torture and inhuman treatment) were violated in respect of Mr. Radchenko and Articles 3, and 13 (right to effective legal remedy) in conjunction with Articles 2 and 3.

The applicant stresses that the national legal remedies turned out to be ineffective in her case since even the court’s findings in respect of her case were ignored by the investigative authorities.

 

Читайте еще