Герр Президент

NA

Совпало так, будто всё это было подобрано специально: черты характера, послужной список, манера держаться и даже внешность – чуть ли ни вылитый Геббельс: герр Президент.

Именно в его президентство возникла неразбериха – как же правильно называть местных царьков: главами администраций, губернаторами, мэрами? Он все вопросы снял, проведя закон о назначении, а не выборности этих самых глав регионов и стало понятно, как их следует называть: гауляйтеры. Правда, для этого потребовалось убить три сотни детей в Беслане, но куда без этого? – издержки профессии. Спасибо, не Саласпилс. Ведь когда сажали на трон, потребовалось убить больше – в Дагестане, но про это уже все забыли. Как и про Норд-Ост, улицу Гурьяновскую и прочие дела, обусловленные технологиями власти, – про них помнят только родственники убитых. Играющих же короля этот расходный материал не интересует: они – утонули.

Тот, кто пишет сценарии герру Президенту, весьма умён и, собственно говоря, именно он исследователю и интересен, а не герр Президент, который, вообще-то, и не может претендовать на роль предмета изучения, ибо тип не высокого росточком неудачника уже тысячу раз вдоль и поперёк препарирован всякими фрейдами, потому вновь браться за его изучение позволительно разве что в качестве курсовой работы на факультете психологии где-то на втором курсе. Что в этом типе интересного? Что обычно не любят в детстве девочки тщедушных мальчиков, не вышедших ростом? Что потешаются над ним одноклассники по этой же причине, а он, вместо того, чтобы загореться идеей превзойти всех переростков умом, затаивает злобу на весь мир и решает ему мстить, – что тут нового или необычного в поведении? Чем парнишка этот может кого-то взволновать? Интересен тот, кто наперекор судьбе вырастает личностью, достигает таких вершин ума, милосердия, творчества, которые подвластны лишь единицам; а тот, кто выбирает защитный мундир, дающий «лицензию на убийство», чем может к себе притянуть? Он – рядовой пошляк. Это ещё про Наполеона подметили.

Потому стоящие за кадром – персонажи гораздо более привлекательны для анализа. Но они, увы, широкой публике неизвестны. Потому приходится возвращаться к этому маленькому герру с большой буквы «П».

Историю, к сожалению, пишут историки, потому они всё забудут, что прикажут забыть и сочинят то, что прикажут сочинить и за что заплатят звонкую копеечку. Потому не трудно предположить, что мы получим в качестве выводов при подведении итогов правления герра Президента: вернул государственной власти силу, поднял имидж России на международной арене, обеспечил стабильность в стране. Всё враньё, кроме первого, так как местную элиту в годы нахождения в Кремле герра Президента на самом деле выстроили. Причём выстроили до последней степени стойки «смирно!»: смотреть на лизоблюдство «непримиримых» когда-то росселей-лужковых без естественного чувства брезгливости нельзя. Вот тут и пригодилось то, что было будто бы специально подобрано: черты характера, послужной список, манера держаться и даже внешность. Весь этот набор использовали на всю катушку. Когда было надо, позволяли выйти за пределы написанного, зная при этом, что он может отмочить. И он выдавал публике, что умел: «мочил в сортире», «отрезал, что надо» и т.д. В последнее время стали позволять не только слова или небольшие предложения, но и целую речь – в Мюнхене. Но тут просто удержаться не было сил: Мюнхен для герров – Святая земля.

Историки ещё скажут, что герр Президент произвёл зачистку оппозиции в стране – вроде как попеняют ему на наступление на демократию. А я так не соглашусь: никого не зачищали. И сразу по нескольким причинам. Во-первых, зачищать было просто некого – такого диковинного зверя ещё в государстве Российском не родилось и из-за границы он, несмотря на всех соросов, так и не забежал. А, во-вторых, тот самый сценарист кремлёвский зело умён, мичуринец просто, ибо нынче на одной ветке растут и красные яблоки, и зелёные, и лимоны, и бритоголовые чёрт знает кто. Так ловко этот селекционер всех каспаровых и немцовых скрестил со всеми анпиловыми, зюгановыми и лимоновыми, что каждый из них искренне поверил в то, что сегодня их объединяет больше, чем отдаляет, и что все они только в единстве могут одолеть «этот страшный режим». И больше всего их всех греет мысль, что они не покорились обстоятельствам, что не сидят, сложа руки, а, не страшась репрессий, противостоят этому чудищу, у которого, посмотрите, всё будто бы специально подобрано: черты характера, послужной список, манера держаться и даже внешность.

Да никого герр Президент не зачищает – они сами себя кто продажностью и пиаром, кто наивностью и глупостью да игрой в карбонариев вычистят до блеска. И никакая интеллигентность или умение ставить мат в три хода этому помехой не будут. А герру Президенту останется только на это всё смотреть и ухмыляться: он-то, в отличие от молодых, подхвативших его фразу про сортир, знает эту фразу всю, а не только ту часть, которую воспроизвёл на пресс-конференции. Потому когда «интеллигентская сволочь» расшалится не в меру, он её будет «мочить в сортире – как Мейерхольда».

А к этому и идёт, потому что Фрейд ведь в нашем случае не отдыхает, а трудится в полную силу: затюканный в детстве таким останется всегда – «и в орденах, и в бантах». Т.е., до самой смерти его будет снедать страх перед людьми, никогда он не почувствует себя равным им, тем более, что сила духа и достоинство личности мальчикам, озлобившимся в детстве на мир, принципиально не понятны. Эти люди инстинктивно боятся тех, кого нельзя запугать, они не понимают: как это можно идти на танки с голыми руками и побеждать эти самые танки. Потому даже малый протест одиночек так пугал власть в шестидесятые и семидесятые. Потому так испугался герр Президент 14 апреля, нагнав в столицу по 3 омоновца на каждого демонстранта, чем показал, что период эйфории от возможности мстить обществу у него сменился периодом уже явного страха перед этим обществом. Запаниковали и сценаристы, впервые за всё правление применившие грубые (и, что для них хуже, – неэффективные и даже вредные для них) методы сбережения власти. Совсем смешно было нагонять в столицу тысячи омоновцев, ещё смешнее было проводить операцию по снятию с поездов и самолётов лиц, которых власть когда не без основания, а когда и без, причислила к правозащитникам. Все эти превентивные меры – вздор, маразм, проявление паники, ибо бояться ей этого безмолвствующего народа нечего.

Но хочется возразить себе самому: не вздор это и не страх, – не надо забываться и относиться к тем, кто управляет герром Президентом, так легкомысленно и пренебрежительно – они уже доказали, что вовсе не глупы. Алчны, циничны – да, но отнюдь не глупы.

Весь этот ажиотаж и превентивность мер, а также звериный оскал ОМОНа (ничем не оправданные избиения кого попало 14-го в Москве и на следующий день в Питере) вовсе не от страха или паники, это – тренировка. Если вспомнить совсем недавние события, то мы увидим, что Система уже проверяла себя, устраивая тренировки по контролю обстановки. Помните недавние всеобщие учения по «предупреждению террористической угрозы»? Т.е., когда СМИ вдруг сообщали, что к ним поступили сведения о готовящихся терактах то на ядерных объектах, то на гидротехнических и т.п.? И объявлялась всеобщая тревога, перекрывались аэропорты и так далее. Система проверяла свои механизмы: не заржавели ли, как быстро развёртываются, способны ли к выполнению «деликатных поручений». Вот и сейчас власть никакого Каспарова не испугалась, а просто создала момент, чтобы проверить свои ряды (вернее, ряды «верного отряда партии»). Такое впечатление, что Марш несогласных был придуман в Кремле, а потом известными и весьма простыми приёмами эту идею внедрили каспаровцам, как их собственную. Так как в «Другой России» с аналитиками, видимо, большие проблемы, то долго уговаривать «другороссиян» не пришлось. Вот так из них сделали куклу для спецназа.

А командой, определившей герра Президента своим символом, вновь нельзя не восхититься: это как же верно нашли они ту харизматичную фигуру, на лацкан пиджака которой они без помех намертво прикрутили нацистский значок – ! И Каспаров-ОГФ ведь совершенно искренне не понимает, что он точно такой же проект Кремля как Жириновский-ЛДПР или Лимонов-НБП – банальнейшая «разработка» НКВД.

Не знаю, отметил это кто-то уже или нет, что ОМОН после того, как все разошлись с Чистых прудов, сам ведь не ушёл сразу, а начал… тренироваться: перестраиваться, разбиваться на квадраты и так далее – для того и привезли его в столицы. Бренд «Герр Президент» просто готовится к грядущим боям, 14-е – это только тренировка по плану. (Заодно, кстати, потренируют и суды, которые начали разбирать дела, связанные с задержаниями, избиениями, слежкой.)

Да, «герр Президент» – это бренд. А сам герр – нанятый этим брендом менеджер с хорошим контрактом, по которому ему не только платят топ-зарплату, но и позволяют некоторые вольности, тешащие тщеславие, а также ещё разрешают кое-что брать самому. Обе стороны контракта это более чем устраивает. И если первое из этой триады стабильно и никого, в принципе, не интересует, то второе и третье – наша головная боль, в прямом смысле этого слова, а после удара пьяного озверевшего омоновца по голове дубинкой, спасибо, если только головная боль. Разбитое лицо и сотрясение мозга питерского социолога Ольги Цепиловой – это вам как?

Что нас ждёт впереди с этими чертами характера, послужным списком, манерой держаться и внешностью? Да, опять же, «не бином Ньютона» – в историю гляньте на те самые знакомые черты и послужные списки и увидите. Вы к какой категории относитесь – ИР, ЖИР, ЧС? – там для каждой категории всё давным-давно определили и наиболее вероятное (для всех) – десять лет без права переписки. Как услышал в лютую стужу Иван Денисович: «Всем вам дали по 25, это редко кому 10».

Так что нечего, граждане, попусту на морозе стоять, расходитесь. Всё вам дадут. Потом догонят – и ещё дадут.

Николай Щур

23 апреля 2007 г.

Читайте еще