Беслан

NA

Трагедия в Беслане. Очередные, уже привычные, смерти. Сотни смертей. Всё это уже было. Не раз и не два. И гибель детей тоже была. Разве что не столь много одномоментно.

И привычная реакция толпы (обществом этот народ назвать трудно). С нею, с толпой всё понятно: «Распни, распни его!» Вопросы к интеллигенции, т. е. к тем, кто себя почитает за таковую — всем этим элитным журналистам вроде Соловьёва, тусовочным политикам вроде Хакамады, имиджевым детским врачам типа Рошаля и т. п., — опять по-новой?

Опять бесконечные эфиры всяких «барьеров» и «свобод слова» с культурным и политическим бомондом, брызжущим слюной, обличающими слабость власти; снова пустопорожние разговоры о том, кого бы снять из силовиков и как нам бороться с коррупцией, да защититься от террористов… Столько праведного гнева, столько смелых речей, сколько патетики у всех этих лоснящихся журналистов, благополучных политтехнологов и безбедных политиков!

С толпой, повторюсь, понятно: сгонят на митинг, выстроят, дадут в руки плакат, снимут для новостей и вновь развезут по ЖЭКам — краны чинить. Сантехники — они и в Иерусалиме сантехники, эти просто не понимают и, главное, понимать не хотят — откуда ноги растут и где чьи уши торчат. А приближенные к просвещению? Неужели искренне верят в заговор против России? (Нам тут кто-то какую-то открытую войну объявил, заявил на днях президент). Правда, что ли, вот так и думают, что с приходом Путина к власти в мире срочно появился сонм человеческих уродов, смысл существования которых — рвать других людей на части? Ну просто так — взрывать их, топить, поджигать — ради даже непонятно чего — просто так. Ведь не может же вся наша «культура» не видеть, что террористы в России совершенно особенные: они никогда никому никаких требований не предъявляют, не то что в Испании или в Израиле. Там заложников захватят и перво-наперво требуют к себе журналиста с камерой и заявляют ему требования к власти. Или взорвут кафе и тут же в полицию звонят: это мы, те-то и те-то — кафе взорвали в знак протеста против оккупации вами наших территорий. Иное дело в России: взорвали бомбу у станции метро «Рижская» (или у «Макдональдса», или у гостиницы «Москва», или два самолёта, или три дома…) — и молчок: кто, зачем, смысл…? Ну — уроды, которые просто не любят Россию, которые «объявили нам открытую войну», которые «хотят поссорить наши народы», или что ещё там? Почему-то президент Путин объясняет нам поводы для террора, а не сами террористы??? А журналистов, единственных, кто мог сказать нечто внятное или травят или арестовывают. Мастера культуры, вам не кажется это странным? Мало того — подозрительным?

Может быть надо не только роли в произведениях классиков играть, а когда-никогда сесть да и прочесть, наконец, «Войну и мир» или «Бесов» с «Королём Лиром». Крайне увлекательное и, смею вас заверить, познавательное чтение, если читать для души, а не для роли.

Ещё рекомендую почитать Фрейда, на которого многие любят ссылаться, но которого редко кто читал. И доктор Фрейд вам объяснит, что если в детстве кто испытал унижение от общества, то всю последующую жизнь он лелеет мечту — отомстить ему за позор юности. Так появляются бонапарты, сталины и гитлеры — законченные пошляки и серости, в которых тщеславие никогда не перерастает в честолюбие и до конца дней остается главной чертой и основной их внутренней движущей силой. Тщеславие начисто выхолащивает их души, освобождая их от «такой химеры, как совесть», как сказал один из этих пошляков. У них нет никаких нравственных ориентиров, сдерживающих их в их стремлении возвыситься над толпой любой ценой — совершенно любой, даже той, что была заплачена в Беслане.

Конечно, сами по себе эти ущербные люди ничего добиться не могут — как раз в силу своей ущербности. Но для других циников, мечтающих обогатиться, наши герои — лучший инструмент: безнравственны и управляемы — как раз те качества, которые легко переплавляются во вполне ощутимый хруст купюр.

Взгляните на историю, господа журналисты, худо ли, бедно ли знакомые с мировой классикой; взгляните, господа «карнегианские» или иные эксперты, для которых «Государь» Макиавелли — настольная книга; посмотрите вдаль времён, артисты-писатели, не пропустившие мимо ни Стендаля, ни Бальзака, — т. е. как раз те, кто с подачи читающего по бумажке президента сегодня ищет способы защиты от мировых террористов. Взгляните на историю, господа, и вы увидите, что от этих террористов защититься нельзя, потому что невозможно защититься принципиально.

Ну как Гитлер (и немецкий народ) мог защититься от поджога рейхстага, когда он сам его и организовал? А виновным потом назначил Димитрова. Как Сталин мог защититься от «вероломного нападения Финляндии», когда он сам на неё и напал? Как мы все могли избежать Второй мировой войны, когда мы сами её готовили не один десяток лет до этого? Ну, объясните, — как? Ведь всё это — классика: организовать провокацию, а потом всё списать на «зелёных» — ведь именно так учил великий Ленин?

Взорвать дома в Волгодонске или на Гурьянова (или самолеты под Ростовом и Иваново), а козлами отпущения назначить чеченцев. Или организовать «Норд-Ост». Или Беслан. Или ещё что: что рванёт в будущем пока широкой публике неизвестно, а вот что уже произошло — на любой чекистский вкус.

Объяснить почему это происходит здесь и сейчас? Уже, вроде как, объяснил. Но так как «мастера культуры» продолжают на экране защищаться от терроризма, объясню ещё раз — по Фрейду.

Есть мальчик ущербный, малый ростом от рождения — в том и ущерб: в детстве сверстники посмеивались, а девочки не любили коротышку. Вот он губу и закусил. Если бы с интеллектом было получше, то с насмешками бы не согласился и неполноценность свою бы не принял. Был бы талант, интеллект и душа — получился бы Чарли Чаплин. А так — то, что есть: как сказал когда-то в «Намедни» Парфёнов — «чухонь белобрысая». Потому служить пошёл в ведомство аморальное, но могущественное. И там, опять же в силу своей заурядности, больших успехов не добился, но корочки, разрешающие носить оружие, душу сильно грели, так как приобщали к редкой расе избранных властью и тем самым возвышали (в собственных глазах) над людьми.

Стремление поквитаться с обществом приметили, а тут просто счастливый случай: перелом эпох в стране. И масса юрких людей, умеющих подсуетиться на предмет обогащения. Вот эти люди мальчика и подобрали. И с блеском использовали для покупки себе пароходов и вилл.

С толпой, как сказано, просто всегда: хлеба и зрелищ. И именно толпа — источник обогащения. Чем проще она управляема, тем легче отдаёт создаваемый ею продукт. Самый простой и самый надёжный способ управления: диктатор — раб. Это история. Или психология. Как угодно. Главное — проверено веками.

Вторая волна грабежа населения (первая — это Ленин и большевики) прокатилась по стране в девяностые годы прошлого столетия — команда, поставившая Путина, к ним опоздала. Ушлые ребята, создавшие ООО «Семья», в большей степени благополучно отбыли восвояси, разбаловав под конец не столько народ, сколько местные элиты. Все эти лужковы-шаймиевы не очень-то стремятся поделиться с новой командой, отчего и начали питерские выстраивать «вертикаль власти» как только заняли ключевые посты.

Для начала губернаторов с председателями местных Совдепов опустили, отобрав у них сенаторство. Подмаслили при этом: но сами будете назначать своих в Совете Федерации. Первые лица территорий было взбрыкнули, но их укоротили Генпрокуратурой. Те затаились. Обе стороны понимали: перемирие на время, барин у народа может быть только один. При этом исторически местная элита была обречена: везде, и уж тем более в России имя барину — царь. Всея Руси, а уж никак не Казань-баши.

Команда, определившая Путина президентом, надо отдать ей должное, уроки истории выучила хорошо. Практически всё, что она ни делает, она делает очень грамотно и очень эффективно. Только надо всё время помнить: грамотно и эффективно не для каких-то мифических реформ экономики и общества, а для личного обогащения. Народ и экономика для них — средство, Путин — инструмент.

Как и положено, вначале было слово, т. е. — СМИ. Кого разгромили, кого прибрали к рукам. Толпа наблюдала (опять же — как и положено) молча. Отдельные крики не в счёт. Уже на этом этапе проявилась когорта пишущих и говорящих, с восторгом лёгшая под новую власть. Среди них и способные к слову. Власть их отобрала и сделала популярными. Очень всё грамотно.

Элиту местную не трогали. Делали вид, что консенсус: мол, доли определили — воруем самостоятельно, каждый своё. Вторым этапом взялись за капитал. Опять мимо местной элиты, которая, по глупости, ещё больше успокоилась. Капитал выстроили. Ходорковского объявили несговорчивым и посадили в тюрьму. Абрамовича отправили в командировку: сначала очень далеко, потом ещё дальше. Остальные поняли, что часть — всё же лучше, чем совсем ничего и тюрьма, и с почти целым расстались добровольно.

Предпоследним этапом (как всё умно — узнать бы, кто эти бумажки президенту составляет) придушили оппозицию. Хоть её и оппозицией назвать нельзя было, но — на всякий случай. Прежде потренировались на «общественности», созвав Гражданский форум, пощупали её — увидели: наша с потрохами — то-ле-рант-ная до тошноты, всё целоваться к власти лезет и ручку президенту пожать — эту не то, что бояться не надо, а при случае — можно и использовать: какой-никакой имидж правозащитников в глазах западных фондов и западных же политиков у неё есть. А свою «оппозицию», типа СПС, назначенную для обеспечения выбора власти и использованную по назначению — придушили за ненадобностью. Те осколки, что в Думу всё же попали, быстренько переобулись на ходу и прямиком в партию власти: всё, приплыли.

И наступил последний акт в придании вертикальной напряжённости фаллосу власти — уничтожение той самой главной опасности центральному режиму — местной, очень самостоятельной от Кремля, элиты. Именно ради разгрома её всё и затевалось. Причём вначале была попытка прихлопнуть её одним махом — для того и дома взорвали, думая нагнать волну всеобщего страха и возможности принятия чрезвычайных мер уже тогда. Не вышло: народ поверил в угрозу и ещё поверил, что самоорганизация поможет и — создал отряды охраны. И тут же выловил чекистов, уже завозивших взрывчатку в очередной дом в Рязани. Кто-то из команды сообразил: рано, в злых чеченцев не верят, да и свои так тупо прокололись. И разработал долгосрочную программу террора, чтобы не поверить и не задрожать от страха было бы уже нельзя. И пока запланированные сценарием рвались электрички, базары и станции метро, потихоньку устраняли СМИ, прибирали власть для одной партии и, главное, готовили народ к принятию страха перед незащищённостью жизни и выдаче мандата на «изменение структуры управления страной».

Вот этот момент и настал. Имя ему — Беслан. Он очень удобен с любой точки зрения. То, что выполнил поставленную задачу по нагнетанию страха, это одно. Есть и вторая функция у Беслана: дать возможность (оправдание) наводнить Северную Осетию войсками — подготовиться к грядущей новой битве за Кавказ — отбивать для империи Южную Осетию (придти на помощь гражданам России, составляющим немалую часть населения этой грузинской республики, выполнить национальный и интернациональный долг, ну и так далее — как в Польше, Венгрии, Чехословакии — все же помнят).

В Беслане все развивалось по привычному для ГБ сценарию (а чего мудрить — всегда ведь пролазило): подвезли заранее нанятых боевиков, заранее снабженных оружием (в Ингушетии), дали им возможность загнать заложников (числом поболее) в школу и стали ждать. Чего? — Жертв. Без жертв теракт не нужен: смысла в нём нет. Точно так же ждали в «Норд-Осте». Но там что-то заело, почему-то боевики не стали уничтожать заложников, тогда им помогли: пустили газ. А потом ещё раз помогли: расстреляли побежавших к выходу людей. Методы, говорю же, старые, опробованные ещё в СССР: стоял бравый генерал возле Баку и ждал, когда там начнётся и кончится резня, а после появления нужного числа трупов вошел и «установил мир». И ещё раньше это было в далёком 44-ом в Варшаве: стояли и ждали пока немцы поляков перережут — у НКВД нет многообразия идей — ни к чему: с рабским народом одни и те же работают везде и всегда.

Так и в Беслане: стояли и ждали, когда в школе начнут убивать. А там всё никак не начинали. К сожалению, в этом чёрном деле властям помогли сами пострадавшие: осетины — народ горячий — видя, что никто их детей выручать не собирается (а ведь и вправду не собирался: ждали, пока кубометры крови прольются), местные, вооружившись (на Кавказе это не трудно), пошли на штурм. Вот тут-то и произошла трагедия: кто-то случайно задел за растяжку, произошёл взрыв и ситуация вышла из-под контроля. И сотни жертв — как раз то, что и нужно было власти.

А после этого, если не сказать — тут же (заметили, господа пишущие и говорящие, что — тут же) — президент объявил, что у него уже есть предложения, как террор побороть) и появилось то, к чему власть шла долгих четыре года, к чему готовила народ: изменить структуру управления страной. Надо было видеть всех этих местных царьков, когда президент зачитывал им приговор: «по представлению президента». (Вот и решилась, наконец, давняя лингвистическая задачка новейшей российской истории: как называть глав территорий — мэрами, главами администраций, губернаторами? Теперь понятно: гауляйтеры.) Какое отношение имеет способ назначения глав территорий к борьбе с терроризмом — одному Богу известно, но уж что точно известно, так то, что терроризм совершенно однозначно прекратится как только президент станет полновластным диктатором. Потому что будет отдан приказ: взрывать прекратить — за ненадобностью больше. Такова цена вашей безопасности, а, если говорить правильно, — вашего соглашательства: тысячи чужих жизней.

А вы устраиваете ток-шоу, чтобы всем миром решить, как оградить себя от угрозы нападения каких-то непонятно откуда берущихся и непонятно куда пропадающих террористов. Никак, господа, не уберечься: терроризм не в мире — он у вас в головах. А что до брызганья слюной, то и об этом команда позаботилась — будет вам Общественная палата — вот там и потреплетесь всласть, вместе с «правозащитниками» из Гражданского форума: со всеми этими хельсинскими группами и «зелёными антиядерщиками».

Если кто-то возразит: ну ведь чеченцы настоящие, и в «Норд-Осте», и в Беслане, как же так? Отвечу: настоящие, настоящие — этнические. В этом-то и трагедия чеченского народа: после стольких лет геноцида и зачисток в Чечне там проявились уроды, которых можно купить, увы. Правда, в терактах участвовали и просто несчастные люди (скажем чеченки, ставшие шахидками), которым в жизни ничего не осталось, так как русские убили всю родню, всех детей, всех родственников — эти и не ведали, куда (и КТО!) их завербовал — шли за идею, за свой народ, за его свободу. Но есть и уроды, делающие бизнес на всём: нефти, оружии, наркотиках, пленных (чаще всего купленных у тех же русских офицеров из федеральных войск — для перепродажи родным), заложниках, детях… Это — трагедия народа, что тут поделать? Но рождены эти уроды нами, а, скорее, вами, господа «мастера культуры», не просто лёгшими под власть, но ещё и очень старающимися занять как можно более удобную для власти позу.

А история — баба циничная. Она изобрела и проповедует всего один закон: учит тому, что ничему не учит. Команда, при которой состоит тщедушный и тщеславный президент, традиционно теряет разум: как и все её исторические предшественники, она уверовала в свою неуязвимость, наивно полагая, что их-то минует чаша преследования и разорения. Увы, господа, должен вас разочаровать. Ваш финал известен: поставленный вами во власть диктатор, как и все недалёкие люди, спустя некоторое время, поверит, что все, что сделано, сделано — им. Что это он всё придумал и что это он такой умный. И что вы ему больше не нужны (он ведь будет полагать, что это вы при нём, а не наоборот). Поэтому он вас начнёт отстреливать. Не в буквальном смысле, а как Ходорковского. Хотя кто его знает, если вспомнить его учителей, кому он памятники восстанавливает. И пойдёте вы солнцем палимы. Никакие нефтяные вышки и «Челси» не спасут — вспомните несгибаемых большевиков, рыдавших на Лубянке и выдававших секретные коды своих счетов в швейцарских банках. Ваша участь та же. Единственный способ предотвратить это — вовремя сменить мальчика на другого, ну, как с Борисом Николаевичем вовремя подсуетились. Но это — только оттяжка. Принципиально вопроса не решает, в России всегда ведь есть ещё один вариант решения таких вопросов — бессмысленный и беспощадный.

Как и для господ лоснящихся журналистов, завтракающих с видом на Кремль: вот ваше-то время уж точно тикает по последнему кругу — вы определённую вам роль по затуманиванию обывательских мозгов уже выполнили, потому вас уже просят с экранов и с газетных полос — другие придут на смену: моложе и гаже вас.

Николай Щур

14 сентября 2004 года

Читайте еще