Из серии «Не зарекайся!» – Дело Универмага

NA

Уроки для обывателей – рекомендуются для изучения в семейном кругу и на корпоративных вечеринках

Время настаивает: пора писать. Друзья спрашивают: «Ну и когда ваша газета выйдет?» Неугомонный Айрат Гилязов уже устал уговаривать нас выпустить номер, посвящённый городским делам: «Это же ужас что творят!»

Но всё недосуг. Однако, это — отговорки. На самом деле просто смертельно не хочется писать о городе Снежинске, да и России вообще: что нового можно сказать людям из того, о чём ещё не написано? Что власть ворует? — Эка невидаль. Что прокуратура обслуживает власть, а никак не служит людям и закону? Так это со времён Римской империи (и много раньше) известно. Что люди — «быдлы», как говорит один мой знакомый? Так и об этом сказано ещё в Библии. Обо всём подобном уже и сам писал. И не раз. Что-то изменилось? Ага, вот сразу после статьи про коррупцию в Снежинске власти устыдились и перестали воровать, а после статьи про избиения в снежинской милиции прокуратура взяла и возбудила несколько дел по материалам публикации. Естественно, ничего подобного не произошло: как начиналась Россия со Снежинска для большинства горожан, так для ещё большего их числа им же и заканчивается. Как голосовал народ за фашистов, так и продолжает за них голосовать. Как дрожали у большинства граждан коленки при виде милиционера или даже при виде махонького (вроде руководителя группы) начальничка на работе, так и дрожат с той же амплитудой и частотой. И как куражилась власть во хмелю безнаказанности, так и пирует до сих пор, совершенно по-хамски обворовывая народ: неделями и месяцами иной градоначальник теперь даже и не показывается в своём кабинете — всё «в командировках». Вышколенные секретарши сообщают всем официальную версию: в Москве. Но для посвящённых (и не только) ясно: во Франции (Таиланде, на Багамах, на теннисном турнире…)

После январской «московской командировки» загоревший градоначальник появляется на заседании местного Совета и начинает ныть про дыры в бюджете, про запаздывающие транши из Минфина и про прочую ерунду, не имеющую ровно никакого отношения ни к наполняемости бюджета в частности, ни к действительности вообще.

И притихший вдруг Совет согласно кивает — это те самые мыши, которые так духарились против исполнительной власти, пока кот вышел кустик окропить, а вернулся полосатый, и сразу стало ясно, кто в доме хозяин. Да и куда эти мышки денутся? Откуда они себе-то кусочек возьмут? Этот же кот их ведь и кормит: сначала он у хозяина со стола сворует, а потом, обожравшись, что-то и мышкам из недоеденного оставит: ну, там, квартирку каку-никаку бесплатную подкинет той мышке, что удачливей остальных перед ним прогнётся, или оплатит из бюджета обучение депутатского сынка. Уж не до писка тут против всеобщего любимца, мурлыкающего перед телекамерами: каковы его зубы мы знаем. А ещё и когти у него есть.

Писать об этом?

Для кого? Или ради чего? Ну, начинается для людей Россия со Снежинска — пусть и начинается: кроме этого начала им ещё в Снежинске есть «что почитать и над чем подумать». А в последнее время появилась возможность ещё и объективным взглядом взглянуть — во какое богатство выбора.

…Но при всём этом почему-то снова наступает момент, когда рука требует пера и не говорить уже нельзя.

И снова причиной тому наглость властей и беспечная наивность взрослых людей, — ну как всегда: власти наглеют исключительно настолько, насколько им позволяет общество.

А общество всё позволяет, и позволяет, и позволяет…

Сразу, чтобы не тратить время некоторых впечатлительных товарищей, повторюсь: здесь и везде я даю собственную оценку событий, основываясь на объективной — чаще всего просто документальной — информации, которая стала мне доступна во время наблюдения за описываемым процессом или же несколько ранее.

С чего всё это началось?

В провинциальном городке Снежинске, которым, как уже сказано, для многих здешних, начинается и заканчивается Россия, где всеобщим праздником является годовщина пуска какого-нибудь смертоносного полигона, не так давно случилось новое развлечение местных «силовиков»: «мордой в грязь!» уложили Универмаг, а если точнее — четыре юридических лица: собственно ЗАО «Универмаг», а также три родственных ему фирмы: ЗАО «Менеджер», ЗАО «Менеджер-2» и ООО «Торгово-промышленная фирма «Витязь».

Устрашающие обыски на квартирах руководителей, показной спектакль с многократной выемкой документов в офисах, крики оперативников, подчёркнутое молчание прокуратуры — одним словом обычный арсенал советской ментовки. Новенького почти ничего, разве что информационная поддержка всей этой акции в средствах массовой информации, лояльных к власти.

Поначалу развлекался местный ОБЭП. Теперь к «делу» подключился и следственный отдел ГОВД. Видимо, это ещё не всё. По собственному опыту знаю, что ОБЭП обычно используют «для разогрева публики». А потом, когда публика «подойдёт», выходят звёзды — в виде прокуратуры чаще всего. Произойдёт ли это в данном случае — посмотрим.

С чего всё это началось? С российской банальности: заказали. Универмаг — заказали. В качестве инструмента «открытия заказа» использовали проверенный НКВДэшный приём: донос. Должностное лицо администрации — председатель Комитета по управлению имуществом В.Г. Калгушкин послал письмо в «органы» по поводу ЗАО «Универмаг». Кто-то говорит, что послал в ФСБ, а ФСБ переправило его в милицию по принадлежности — не знаю. Может, так и было. В любом случае, точно то, что именно письмо Калгушкина послужило формальным поводом для всей той кутерьмы с Универмагом, что сейчас происходит. Тому есть и документальное подтверждение:

«Заместитель начальника ОВД г. Снежинска начальник Криминальной милиции полковник милиции С.Г.Кретов, рассмотрев материалы по заявлению комитета по Управлению Имуществом Администрации г.Снежинска установил: В ОВД г. Снежинска поступило заявление председателя Комитета по управлению Имуществом Администрации г.Снежинска В.Г. Калгушкина, в котором имеются достаточные сведения о влекущем уголовную или административную ответственность, нарушении законодательства, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую и торговую деятельность со стороны юридических лиц: ООО «Торгово-производственная фирма «Витязь», ЗАО «Менеджер», ЗАО «Менеджер-2», ЗАО «Универмаг»…

Это цитата из постановления от 12 февраля 204 года полковника Кретова С.Г. о проведении проверки. Так что заявление г-на Калгушкина — документ более чем серьезный и, должно быть, очень объемный, коли в нем «имеются достаточные (выделено мною — Н.Щ.) сведения о нарушении сразу огромного количества законодательных актов, т.к. указано, что эти акты регулируют и финансовую, и хозяйственную, и предпринимательскую, и торговую деятельность. Представляете, какое количество документов – не один десяток! И нарушают их, судя по постановлению полковника (основанного, повторю, на заявлении представителя администрации города), сразу 4 юридических лица. Это же ужас просто — вот она где, мафия!

Исходя из этого, нельзя иначе предположить, как только то, что заявление Калгушкина – это очень объемный, страниц на 100-150 аналитический документ, который как раз в силу своей объемности и содержит «достаточные сведения».

Но что-то мне подсказывает, что никаких 150-ти страниц в заявлении Калгушкина нет, и аналитики нет. (По многим причинам. Хотя бы даже по той, что в силу уровня своей квалификации в «финансовой, хозяйственной, предпринимательской и торговой деятельности» администрация г. Снежинска на аналитику не способна. Была бы способна, так МУПы г. Снежинска, руководимые администрацией, были бы доходны, а не убыточны). Аналитики нет, а есть — донос. Донос, как повод для развязывания репрессий против Универмага.

Донос как повод (лирическое отступление)

Сразу расставим точки над «i»: что я имею ввиду, используя слово «донос».

Чуть ли ни все подлые и расстрельные дела 37-го года начинались с «заявлений» трудящихся. Патриотичных, бдительных, озабоченных — называйте как угодно. И большинство этих заявлений формально были …правдивыми. О чем писали в НКВД? — О том, что вот этот вот гражданин рассказал анекдот про товарища Сталина; а вот этот — электросчетчик подкрутил, чтобы меньше «за свет» платить; а вот эта женщина принесла с колхозного поля три колоска. И все правда: и анекдот, и счетчик, и колоски. И в то же время, без всяких сомнений и оговорок — доносы. Так и заявление в ОВД — донос. Даже если то, что в нем написано – правда (во что я, кстати, абсолютно не верю). Поэтому действия Калгушкина расцениваю исключительно, как доносительство.

Валерий Григорьевич, ты же меня хорошо знаешь, и я тебя, вроде как неплохо. В отличие от милиций-администраций, где не жизнь, а одна подковерная возня, позиция моя ОТКРЫТАЯ, я ее высказывать не боюсь: совершил ты поступок аморальный. Моя оценка твоих действий с точки зрения морали и этики простых человеческих отношений такова: твое заявление на Универмаг, поступившее в милицию – это донос, будь ты даже, сто раз прав и действуй ты, как положено чиновнику.

Я тебе, Валера, даже больше скажу. Мы с тобой уже жизнь прожили достаточно долгую, потому понимаем, что к чему и кто есть кто. Так что лукавить не надо: ты исполнил то, что приказал (или попросил — без разницы) хозяин. Тебе это не противно? Или это плата за тот комфорт, который у тебя появился по приходу в администрацию? Но, опять же, противно должно быть. Видимо, то сказочное время, когда ты гонял своих двух «эстонок», трубя в охотничий рожок, и радовался пойманному с сыном восьмикилограммовому карпу, ушло безвозвратно. Как жаль, Валера, как жаль.

Заканчиваю про твое заявление. Универмаг его запросил, это письмо, но милиция не дает его Универмагу, прячет изо всех сил. А это преступление, предусмотренное статьей Уголовного Кодекса № 140 — отказ в предоставлении гражданам информации. Хочешь, я скажу тебе, почему они идут на нарушение Закона? Боятся за себя, прежде всего: может так случиться, что дадут по шапке за незаконность постановления о проверке и последующего незаконного возбуждения уголовного дела. И за тебя: не исключено, что твое заявление — основание для возбуждения уголовного дела уже против тебя: за клевету. Вот так-то. В серьезные игры играем.

Веселые деньки

Ну так вот. Пошли дальше. После получения сверхсомнительного, на мой взгляд, заявления Калгушкина, полковник ГОВД Кретов, руководствуясь п.25 ст.11 Федерального Закона «О милиции», постановил «провести проверочные мероприятия (осмотр производственных, складских, торговых и иных служебных помещений, других мест хранения и использования имущества; изучение документов на материальные ценности, на денежные средства, изъятие в случае необходимости, данных документов с обязательным составлением протокола и описи изымаемых документов для установления их подлинности…) в отношении ООО Торгово-промышленная фирма «Витязь-2», ЗАО «Менеджер», ЗАО «Менеджер-2», ЗАО «Универмаг».

Вот с этого Постановления и начались веселые деньки для Универмага («Менеджера», «Витязя»…). 12-го февраля, т.е. день в день с принятием Постановления, в офис Универмага явились, как обычно в таких случаях, очень бодрые и очень уверенные в себе ребята из ОБЭП, руководимые старшим оперуполномоченным Д.Г. Денисовым, предъявили сотрудникам Универмага это самое постановление о проведении проверки и немедленно стали …изымать документы и копировать винчестеры с компьютеров -?! (Под угрозой изъятия компьютеров, руководство Универмага предоставило своих программистов).

Да-да, ничего проверять они не стали, они СРАЗУ стали ИЗЫМАТЬ, Ошарашенным универмаговцам при этом заявили: мол, имеем на то право по закону «О милиции». Те: «Дайте почитать закон». ОБЭП: «А не наша это обязанность — находите и читайте сами».

Что ж, не поленимся, почитаем.

И увидим в нем то, что и предполагали увидеть: милиция грубейшим образом нарушила закон о ней же самой. Почему? По двум причинам: от незнания законов вообще и Закона «О милиции» в частности — во-первых; и, во-вторых, (или во-первых) от привычного пренебрежения Законом из-за постоянной безнаказанности за его нарушение ею самою.

Почитаем этот самый пункт 25 статьи 11 Закона «О милиции», которым, якобы, руководствовался полковник Кретов С.Г., когда постановил «провести проверочные мероприятия».

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ПРИВЕДЕНИИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДРУГИХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТОВ В СООТВЕТСТВИЕ С ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ “О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Принят Государственной Думой 21 ноября 2003г

Одобрен Советом Федерации 26 ноября 2003г

Вступает в силу с 8 12 2003

…пункт 25 изложить в следующей редакции:

25) при наличии данных о влекущем уголовную или административную ответственность нарушении законодательства, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую и торговую деятельность, в целях проверки этих данных по мотивированному постановлению начальника органа внутренних дел (органа милиции) или его заместителя: производить в присутствии двух понятых, а также представителя юридического лица, индивидуального предпринимателя либо его представителя, которым вручаются копия указанного постановления, а также копии протоколов и описей, составленных в результате указанных в настоящем пункте действий, а при отсутствии таковых — с участием представителей органов исполнительной власти или органов местного самоуправления осмотр производственных, складских, торговых и иных служебных помещений, других мест хранения и использования имущества;

производить досмотр транспортных средств в присутствии двух понятых и лица, во владении которого находится транспортное средство, а в случаях, не терпящих отлагательства, —- в отсутствие указанного лица; изучать документы организаций и граждан на материальные ценности, на денежные средства, временно изымать данные документы с обязательным составлением протокола и описи изымаемых документов для установления их подлинности либо при наличии оснований полагать, что эти документы могут быть уничтожены, сокрыты, заменены или изменены, на срок не более семи суток, а в случае, если изъятие таких документов приведет к приостановлению деятельности организации, — на срок не более 48 часов;

требовать обязательного проведения проверок и ревизий производственной и финансово-хозяйственной деятельности, а также проводить их в пределах сроков, установленных уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об административных правонарушениях для проверки сведений о совершенном либо готовящемся преступлении или совершенном административном правонарушении; изымать с обязательным составлением протокола образцы сырья и продукции;

опечатывать кассы, помещения и места хранения документов, денег и товарно-материальных ценностей на время проведения проверок, ревизий производственной и финансово-хозяйственной деятельности или инвентаризации материальных ценностей, но не более чем на семь суток, а в случае, если эти действия приведут к приостановлению деятельности организации, — на срок не более 48 часов;

Итак, Закон предоставляет милиции право ВРЕМЕННО изымать документы организаций и граждан только в пяти случаях: для установления их подлинности, при наличии оснований полагать, что они могут быть уничтожены, сокрыты, заменены или изменены. Все. НЕТ больше оснований для изъятия документов. И, мало того, прежде, чем изымать документы, у милиции должны появиться основания полагать, что документы эти не подлинные, или их хотят уничтожить (сокрыть, изменить, заменить). И все эти основания должны быть изложены в постановлении начальника органа внутренних дел или его заместителя. Только так, а никак иначе. «Иначе» — это действия, которые в Российской Федерации квалифицируются как преступление, и потому в Уголовном Кодексе есть статья 285: «Злоупотребление должностными полномочиями», которая предусматривает уголовную ответственность за «использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы», которое «повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организации».

Такие действия, которые, с моей точки зрения являются уголовным преступлением, снежинская милиция по отношению к Универмагу («Витязю», «Менеджеру»…) в описываемых событиях совершила (и совершает!) неоднократно.

Обратимся снова к злополучному изъятию документов.

12-го февраля документы (очень большая их часть) были изъяты. Работа бухгалтерии Универмага была парализована: I квартал, отчетная пора, нужны сведения для составления отчетов, а их изъяли. Закон учел такую ситуацию и ввел ограничения для милиционеров: изымать можно не более чем на 48 часов, и то по мотивированному постановлению, что опять-таки Снежинским ОВД было нарушено. Универмаг эту норму Закона Снежинскому ГОВД напомнил письмом №У3-01 от 13 февраля. Не трудно догадаться, что получил он в ответ от заместителя начальника уголовного розыска майора милиции Довжикова Д.Н. Майор, ничуть не смущаясь (и не стыдясь!), сообщил, что в соответствии с п. 25 ст.11 ФЗ «О милиции» ревизия производственной и финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц проводится в пределах сроков, установленных Уголовно-процессуальным законодательством, т.е. 30 суток. «Таким образом, — пишет далее майор Довжиков, — возврат изъятых в Вашей организации документов возможен лишь поле принятия процессуального решения в соответствии с частью1 ст.145 УПК РФ». Вот так вот — ни больше, ни меньше.

Второе лирическое отступление – Какие сухарики предпочитаете?

Точно так же, не смущаясь и не стыдясь, 9 лет назад, тогда еще в чине лейтенанта, Довжиков рылся в моей личной переписке при обыске у меня дома, за что был удостоен замечания от моей несовершеннолетней дочери, сдавшей в тот день зачет по праву в школе на уроке граждановедения, лучше лейтенанта знавшей Российскую Конституцию и уж, совершенно точно, лучше него к ней относящуюся.

Я уже неоднократно писал, что имею твердое убеждение, что профессиональный уровень снежинских милиционеров, выражаясь языком УПК «ниже нижнего». И чем больше сталкиваюсь с милицейскими опусами, тем более это мнение во мне крепнет. Ну не понимают принципиально наши милиционеры понятие «закон», значение этого слова им, судя по всему, просто недоступно.

Так вот, господа служивые, как говорит моя мама — зарубите себе на носу: вы свою форму носите и хлеб с маслом едите исключительно только по тому, что я — налогоплательщик и гражданин — своим трудом эти деньги заработал и вам их на хлеб дал. Это я в стране — главный, а не вы. Это мне потребовалась служба, которая бы защищала мои интересы и права, и я — гражданин — эту службу создал, назвал ее милицией (ПРАВОохранительным органом), и что ей делать, объяснил в Законе «О милиции», а потом — через своих представителей, выбранных вместе со мной другими гражданами, принял вас на работу, дал вам машины, кабинеты, технику, форму и хлеб именно для того, чтобы вы выполняли то, что я вам в Законе написал. И не более. А если вам взбредет в голову возомнить что-то иное и Законом пренебречь, то на этот случай есть закон другой и службы другие, чтобы вас урезонить.

А в Законе «О милиции» в пункте 25-м статьи 11 я вам позволил документы изымать ВРЕМЕННО и времени вам на это отпустил НЕ БОЛЕЕ 7-ми суток; а если изъятие документов приостанавливает деятельность предприятия, так и вовсе только 48 часов у вас есть — как у Эдди Мэрфи.

И будьте добры.

И когда вам об этом напоминают, то не надо прикидываться и отвечать, что «ревизии… проводятся в пределах сроков, установленных уголовно-процессуальным законодательством», — вам не про ревизию говорили, а про изъятие документов, что вовсе не одно и тоже. Ревизию вам, кстати, никто не мешал делать хоть три месяца: вашим денисовым ведь сразу сказали, когда они появились: «Да пожалуйста, вот вам любые документы, садитесь и работайте. Надо отдельное помещение, чтобы никто не мешал – так и это обеспечим». А ваши как-то вот не согласились и сразу начали складывать в мешки чужое добро. А знаете, как квалифицируются подобные действия и как называют людей, незаконно завладевающих чужим имуществом?

Так вот, у вас два варианта. Или вы искренне не различаете понятия «изъятие документов» и «проведение ревизии», то есть не в состоянии понять, что написано пером (это я вполне допускаю). Тогда путь вам один: пиджачок со звездой на погоне снимайте и — gohome из ОВД — профессионально к этой службе вы не пригодны. Или — второе (что я тоже допускаю): все вы понимаете, что закон нарушаете, но спокойно позволяете себе это делать. Потому что, во-первых, иначе работать не умеете (помните своего коллегу Ю.А. Ческиса, который на вопрос корреспондента: «Вам ни разу не приходилось обходить закон?», ответил: «Смотря что иметь ввиду под нарушением закона, — и дальше добавил — В чем-то «обходить» закон, находить юридические «лазейки» приходится. Без этого в нашей работе никак»).

А если и вам в вашей работе «без этого — никак», почитайте на сон грядущий Уголовный кодекс. Для начала статью 285. Вы какие сухарики предпочитаете, товарищ майор?

Мало не покажется!

Так вот, не вернув изъятые документы, милиция второй раз нарушила закон, и с этого момента к своему обвинению в их адрес я бы добавил еще одну статью Уголовного кодекса, № 169: «Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности», потому что предпринимательская деятельность сразу у 4-х коммерческих организаций была заторможена Снежинским ГОВД.

Это, конечно же, не все. Потому что работа любой силовой структуры в России проходит под лозунгом «Мало не покажется!» Пока Совет директоров Универмага иронично посмеивался над ОБЭПовскими оперативниками, пока директора с юмором коллекционировали милицейские «косяки», не чувствуя за собой, «прозрачными», никакой вины, ОБЭП не дремал и продолжал мало-помалу изымать очередные документы во всех 4-х организациях.

По перечню изъятого вырисовывались и заказчики наезда. Так были изъяты реестр акционеров, договоры аренды, документы, относящиеся к приобретению акций. Подтвердилось то, что никогда и не было секретом: «заказал» Универмаг тот, кому было интересно подобраться к сведениям, составляющим коммерческую тайну. Например, кто, когда, почем покупал акции. Есть такие лихие ребята в городе, что на всех углах кричат, что они Универмаг «сделают». Вот и «делают» в теплой компании органов, непонятно почему называющих себя правоохранительными.

У милиции не было ничего для обвинений, поэтому она изымала все подряд, в надежде «нарыть» хоть какую-нибудь зацепку. Универмаг спал и смеялся во сне. Т.к. знал про себя: все прозрачно, налоги уплачены, живем по закону — пусть себе роют, коли им делать нечего. Вот «они» и рыли. Тем более, что никто не пытался «их» остановить. Робкие жалобы в городскую прокуратуру, которые, скорее, чтобы отмахнуться от моего занудства, подал Универмаг, остались, как это водится у господина городского прокурора Большакова Л.К., без ответа. Он, конечно, ответит, когда поезд уйдет. При этом сделает серьезный вид и обложится всякими сроками, предусмотренными законом для ответов и т.п. А сам тем временем, очевидно, будет надеяться, что и в его ловушку мышка попадет.

К слову, о деле

Дело, в смысле — уголовное дело — конечно же, появилось. Не появиться оно просто не могло: именно уголовное преследование местного Ходорковского нужно властям в преддверии декабрьских выборов. Мне уже неоднократно приходилось писать о предвыборных снежинских технологиях — они привычно тупо просты: борьба с каслинцами за неразменное озеро Синара, 100-рублевая подачка пенсионерам за неделю до выборов, срочный возврат долгов бюджетникам. Последние федеральные выборы добавили «разнообразия»: «Мочить олигархов!» — это они во всем виноваты, т.к. разворовали Россию. И ведь эти паразиты ну просто везде развелись, вот и в Снежинске нашлись. Потому — уголовное дело. Возбудили его 11 марта. (Спасибо за информацию снежинской газете «Окно», допущенной к сливу официального компромата — «есть, что почитать и над чем продумать») Это не случайно. Не посвященным поясню: 11-го мая минут, предусмотренные законом на следствие, два месяца. Прокурор Снежинска воспользуется, опять же, законным своим правом и продлит следствие еще на месяц — до 11 июня. После, т.к. объем изъятых документов огромен и «обработать» их за три месяца невозможно, у областной прокуратуры, скорее всего, получат «продление» еще на три месяца – до 11 сентября (день-то какой памятный!) А вот тут, аккурат, и предвыборная кампания начинается — это сколько же можно соловьем разливаться по поводу защиты народной собственности! А конкуренты из выборной гонки — уже вышиблены. Понятно, почему 11 марта?

Так вот, 11 марта уголовное дело таки возбудили. «По факту» — как написал исполнительному директору ЗАО «Универмаг» О.Ю.Шадриной старший следователь следственного отдела при ОВД г.Снежинска Солянников М.В. — еще один толкователь Закона из милицейских. Жаль, не указал товарищ Солянников своего звания — интересно было бы сравнить, так сказать, «позвездочно» уровень знания закона в Снежинском ОВД. Про полковников и майоров уже понятно все, а вот сколько пятиконечных звездочек у «ст.следователя СО при ОВД» — не знаю.

Отчего же это вдруг товарищ Солянников М.В. вступил в переписку с госпожой Шадриной? А по той причине, что госпожа Шадрина, являясь исполнительным директором ЗАО «Универмаг» (да и ЗАО «Менеджер», кстати), подвергнутая 4-х часовому обыску на личной квартире и многодневному обыску в офисах фирм, которые она возглавляет, решила, наконец, поинтересоваться в ОВД, а в чем, собственно обвиняют ее фирмы, по какому, скажите, случаю и поводу возбуждено уголовное дело, при котором так тщательно роются в ее личных и служебных вещах?

И что же ей ответил «ст.следователь СО при ОВД»? — «Уголовное дело № 5420 возбуждено по факту и вы, а также ЗАО «Менеджер», ЗАО «Универмаг» не относитесь к категориям субъектов, которых необходимо уведомлять и вручать копии». И далее очень (по-милицейски) галантно (ведь писал, не забываем, даме, причем весьма привлекательной даме) добавил: «Впредь прошу Вас внимательней изучать требования УПК РФ и в своих запросах ссылаться на конкретную статью». Вот так, Ольга Юрьевна, вам понятно? «Впредь»! Уж будьте добры (впредь) — указывайте товарищам в погонах конкретную статью: не понимаете что ли что УПК большой, там этих статей полно, товарищи из милиции последний раз видели его, наверное, когда делали шпаргалки перед экзаменом в заочной школе милиции. А там, сами понимаете: сдал — забыл (мы все учились понемногу в наших институтах)! Так что, уж чисто-конкретно укажите статью, где ваши права расписаны (а у вас что, права какие-то есть, и в УПК занесены? Да что вы говорите?!)

Для рассерженного «ст.следователя СО при ОВД» указываю конкретную статью Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации: Статья номер 1. Самая, что ни на есть, Первая. С нее, товарищ следователь, должно начинать изучать Уголовный Кодекс.

Конкретный пункт статьи: пункт № 1. Цитирую: «Порядок уголовного производства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанном на Конституции Российской Федерации.» Уяснили? Впредь — то есть на всю оставшуюся милицейскую жизнь.

А теперь конкретно 2-й пункт ст.1.

«Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства».

Очень хочу, товарищ Солянников, чтобы на это момент вы уяснили себе, что, во-первых, УПК основан на Конституции РФ и, во-вторых, положения УПК ОБЯЗАТЕЛЬНЫ для органов предварительного следствия, т.е. конкретно для вас. Это вы хорошо поняли?

А теперь указываю вам ваше предназначение, определенное вам Законом: подпункты 1 и 2 пункта номер 1 статьи 6 УПК РФ:

«п. 1 Уголовное производство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших о преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод»

Вам все понятно, товарищ Солянников?

Еще не забыли, что УПК РФ основан на Конституции РФ? Может быть, для вас это откровение, но Конституция в Российской Федерации имеет ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ. Знаете, что это такое? Или пояснить? Так вот вам цитата из Конституции:

Статья 45

Государственная защита прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации гарантируется.

Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Вот так вот, товарищ «ст.следователь СО при ОВД».

А теперь, воспользовавшись багажом вновь приобретенных вами знаний, разберем ваши действия по отношению к г-же Шадриной (гражданину и должностному лицу двух акционерных обществ, от имени которых она к вам обращалась) с точки зрения соответствия Закону.

Отказав ей в выдаче постановления о возбуждении уголовного дела № 5420, вы нарушили конституционное право на защиту как гражданки Шадриной (по ст.45 Конституции РФ), так и право двух ЗАО, которые она представляет. Кроме этого, вы нарушили ее конституционное право на получение информации (целый перечень статей Конституции, начиная с 41-й), конституционное право на судебную защиту своих прав и свобод (ст.46), т.к., не имея постановления о возбуждении уголовного дела, она не может обжаловать в суде незаконность его возбуждения.

Это не все. Есть еще несколько статей, теперь уже УПК и УК, которые вы нарушили. И за это, я считаю, для вас и ваших коллег должна наступить уголовная ответственность. У вас, после совершения описанных действий, я считаю, как раз те же два пути, как и у майора Довжикова: рапорт об увольнении или сушить сухарики. Вы что, как офицер, предпочитаете?

Боже мой, какие азбучные истины приходится разъяснять нашим недоблестным милиционерам! Чтобы продвинуть вопрос кардинально предлагаю начальнику ГОВД господину Прокопьеву: «Уважаемый Николай Валерьевич! Правозащитная группа «Шаг навстречу», в Совете которой я имею честь состоять, провела не один десяток семинаров по правам человека. В том числе и для людей в погонах. И весьма успешно провела. Может быть, вы рассмотрите вопрос о проведении такого семинара для снежинских милиционеров? Уверяю вас, польза вашему отделу будет большая. Ну, хотя бы от того, что все желающие смогут открыто высказать нам всю свою накопившуюся на нас злость (ведь она есть, чего скрывать!) А встретимся лицом к лицу, и вдруг окажется, что и вы можете вести себя по-человечески, и мы — вовсе не такие лютые звери, какими вам кажемся. Стоит подумать, а, Николай Валерьевич?» А то ведь смотрите, что устраивают ваши подчиненные.

16 марта устраивается обыск в Универмаге. Товарищ Денисов, руководивший этим обыском, не знакомит, как должно, сотрудников универмага с нормами УПК — это мне, представителю правозащитной группы приходится выполнять обязанности сотрудника милиции по разъяснению прав. А товарищ Денисов, я подозреваю, просто сам не знал положений УПК. Доказательством тому может служить огромное количество процессуальных нарушений, допущенных ОБЭП 16-17 марта. Не хочется очередной раз тыкать носом в закон но, в противном случае(если допустить, что закон они знают) придется еще хуже: знали и нарушили. Это что — преступление? Умышленное?

Как объяснить иначе тот факт, что проводящие обыск запретили сотрудникам Универмага обедать? Что это? Издевательство? Пытка? Давление на потенциальных обвиняемых? В таком случае необходимо уголовное преследование этих милиционеров. А то, что молодых женщин в туалет под конвоем сопровождали молодые мужчины? Это не унижающее достоинство обращение? Или еще факт: один из сотрудников Универмага нуждался в тот день в медицинской помощи — у человека болел зуб, ему был назначен прием у врача (чуть ли ни операция) — не отпустили. Это что? Опять пытка? Можно еще квалифицировать как незаконное задержание (арест) — снова уголовная статья. Не говорю уже об изъятии личных вещей (в том числе фотографий детей, детских стихов), оглашения в ходе обыска выявленных обстоятельств личной жизни — все уголовно наказуемые деяния. Понимаю, что прокуратура не тот орган, на который может рассчитывать гражданин, чьи права нарушены милицией. Это обстоятельство ситуацию сильно усугубляет. Но ведь снежинская прокуратура — это не последняя инстанция в защите прав. Поэтому еще раз предлагаю руководству Снежинского ГОВД подумать о совместном семинаре, или на первых порах – Круглом столе на тему: «Права человека и снежинские правоохранительные органы.» Жду ответа. Адрес — в выходных данных газеты.

Третье лирическое отступление – «Извините, вас заказали»

А теперь — к тем, от кого ответа, скажу честно, не жду. К конкретным милиционерам и прокурорам, осуществляющим и санкционирующим наезд на Универмаг.

Ребята, вам не стыдно? Среди вас, правда, нашелся один, который, конвоируя в туалет одного из обыскиваемых, шепнул: «Извините, вас заказали. А мы только выполняем приказ». Парень, у тебя еще не все потеряно — беги оттуда. Как сделал один из следственной бригады, работавший по моему делу 9 лет назад. (А Довжиков не сделал. И дослужился до майора.) Но честное имя не покупается, парень, — потом это поймешь и будешь благодарен за науку.

Пару лет назад был случай, когда власти, исчерпав возможности местных правоохранительных органов, не сумевших ничего противопоставить нашей правозащитной деятельности, двинули против нас налоговую инспекцию (банальный ход, не раз пускавшийся против неугодных). Чего только ни проверяли, как только ни трясли! И вот, придя к инспектору с очередной порцией документов, я услышал: «Извините, на вас велено накопать компромат, но мы в этой грязи участвовать не хотим». И не стали. Спасибо вам, девушки мужественные! Ваш поступок помню до сих пор, и буду вам благодарен всегда.

А вы, мужики, что, не испытываете хотя бы неловкости, уж про стыд не говорю, когда идете целым взводом воевать с хрупкими женщинами, морите их голодом, роетесь в их личных вещах, протыкаете дыроколом, подшивая «в дело», детскую фотографию со стихами, подаренную маме ребенком?

Что, слабо себе самому вопрос задать: меня используют? И устыдиться честного ответа на него. Ибо все знают, как называются мужики, которых используют.

И последнее – Не зарекайся!

Уж сколько раз твердили миру: от тюрьмы и от сумы НЕ ЗАРЕКАЙСЯ. И что прокурора, милицию и власть купить нельзя. Принципиально. Не потому, что неподкупные, наоборот — ненасытные. И — продажные. В том смысле, что продадут вас с потрохами. Не помогут ни пьянки в одних компаниях, ни взятки, ни подарки, которыми вы их осыпали. Помогут лишь, как не раз случалось в нашей практике и практике наших подзащитных, — здравый смысл, личное мужество, последовательность в отстаивании своих прав и преданность друзей и семьи.

Что делать Универмагу и компании расписывать сейчас не буду. Напомню лишь его достойную линию поведения в конфликте с прокурором 5 лет назад. Эти события описаны в «Открытой позиции» в серии публикаций «Прокурор против Универмага». Это когда Совет директоров «мог, но не захотел» откупиться, стал бороться и победил в борьбе, показав горожанам пример того, как можно быть независимым и вести открытый бизнес в нашем насквозь закрытом городе. Универмаг и сейчас это может, если хочет — мочь.

Универмаг — это только один пример — самый свежий. Граждане, так хочется, чтобы вы поняли, наконец, что все мы для властей и органов — один сплошной универмаг. И с этим давно уже пора что-то делать. Что именно? Да все то же — выгонять эту власть. Это НАША страна, для НАС, а не для них.

Разговор этот, впрочем, и долгий, и старый.

Уж сколько раз твердили миру…

Николай Щур

26 марта 2004 года

Читайте еще